Где в Москве хоронили умерших от чумы | Сухарева башня
Загружаются новые записи...

Где в Москве хоронили умерших от чумы

Москву с XV по XVIII столетия неоднократно посещали эпидемии «черной смерти», унесшие жизни сотен тысяч человек. Сегодня многих кладбищ где хоронили жертв чумы в столице уже не существует, однако сами захоронения остались. Чем это может нам грозить?

Редкая гостья

Чума, не раз появлявшаяся в границах Российского государства, редко прорывалась в его внутренние районы, нечасто «черная смерть» посещала и Москву. Однако в 1771-73 годах она отыгралась за всё сполна. Чуму принесли вернувшиеся с Молдавии российские войска. В августе 1770 года она достигла Брянска и вскоре появилась и в Первопрестольной. «Мор распространялся как пламя, гонимое ветром», – отмечали современники.

Очаг чумы разгорелся на Большом суконном дворе, расположившемся за Москвой–рекой у Каменного моста. Администрация города, видимо, не осознав всей опасности ситуации, пыталась скрыть мор: фабричных рабочих хоронили тайно по ночам, даже не намереваясь ввести карантин. Зараженные чумной палочкой мастеровые с суконного двора разбредались по всей Москве, разнося смертельную бациллу.

Очень быстро чума перекинулась через реку к центральной части города, сея среди недоумевавшего народа панику. Некоторые москвичи укрывались в подмосковных имениях, что только расширяло границы эпидемии. Люди ежедневно умирали тысячами, мертвецами были завалены дома и улицы. Городские власти вынуждены были прибегнуть к помощи осужденных, которые выволакивали крючками из домов «зачумленных» и погибших от заразы, «вываживали» их за город и зарывали в большие общие могилы без отпевания и церковных обрядов.

Московский генерал-губернатор Петр Салтыков отчаявшись справиться с эпидемией просто сбежал в свое родовое имение Марфино, за ним последовали другие важные чины. В оставшемся без власти городе начался «чумной бунт». Только приехавший по приказу Екатерины Григорий Орлов смог взять ситуацию под контроль. Однако последствия эпидемии были катастрофические: чума забрала жизни около 100 тысяч москвичей – почти половины населения Первопрестольной.

Следы минувших дней

Гуляя сегодня по московским паркам, заглядывая в торговые центры и даже проживая в элитных комплексах мы и не подозреваем, что они располагаются на месте старых кладбищ. В Москве было принято хоронить возле приходских церквей и монастырей, вплоть 1657 года захоронения производились на территории Кремля. И на каждом погосте могли быть захоронены «чумные», – уверены историки.

Многие кладбища были разрушены Петром I, а позднее Елизаветой Петровной. Императрицу в первую очередь беспокоила эстетика: могилы портили ландшафт на пути от дворца на Яузе к Кремлю. Их было велено сравнять с землей, а надгробные камни пустить на строительство новых и ремонт старых церквей. Однако захоронения остались.

В 1771 году в разгар эпидемии чумы Екатерины II в соответствии с указом Сената предписала «умерших от болезни (чумы) по городам при церквах не хоронить, а отвести для них особые кладбища за городом на выгонных местах, где способнее, и построить на оных на первый случай хотя небольшие деревянные церкви».

И вскоре за пределами Москвы, за Камер-Коллежским валом, появляются новые кладбища: Армянское, Дорогомиловское, Миусское, Пятницкое, Даниловское, Калитниковское, Семёновское, Преображенское, Рогожское. Из них только Семёновское стало «нечумным». Если в XVIII веке эти кладбища находились за чертой города, то сегодня это ближайшие к центру районы, расположенные всего в паре километров от Садового кольца.

Впоследствии большинство «чумных» кладбищ были закрыты, другие пришли в запустение. В советское время в связи «с застройкой и освоением бывших окраин города» целый ряд кладбищ был уничтожен. Только останки некоторых известных личностей перенесены на территорию Новодевичьего, Востряковского и Ваганьковского кладбища. Остальные погребены навеки.

Забытые могилы

Среди сохранившихся кладбищ одним из самых больших, где были захоронены погибшие от эпидемии чумы, было Миусское. Другим крупным кладбищем с «чумными» могилами являлось Дорогомиловское, однако у него иная судьба. Захоронения на нем продолжались вплоть до 1930-х годов, но в конце 40-х на его месте возвели элитный жилой квартал для партийной номенклатуры. Находившаяся там церковь святой Елисаветы, как и все захоронения, была уничтожена.

Территория Дорогомиловского погоста располагалась вдоль современной набережной Тараса Шевченко, от моста «Багратион» до строений под номером 12 по Кутузовскому проспекту. По некоторой информации в перспективе прилегающие к месту бывшего кладбища территории могут быть отданы под элитную застройку.

Нет сегодня и Лазаревского кладбища в Марьиной роще. На его месте разбит Детский парк «Фестивальный». Свою историю захоронение ведет с 1657 года. Созданное как кладбище для бедняков, в 1771 году Лазаревский погост стал одним из мест массового погребения умерших в ходе московской эпидемии чумы. Территория кладбища пришла в запустение с начала XX века, а в 1932-м было принято решения реорганизации территории. На новые места была перенесена лишь малая часть захоронений, о большинстве могил никто не позаботился.

Где же еще могут быть захоронены умершие в результате эпидемии чумы? К примеру, на самом крупном из некрополей допетровской эпохи, который находился на Манежной площади: там при строительстве подземного торгового центра обнаружили более 600 захоронений, где вполне могли быть «чумные» могилы XV-XVI столетий. Историки полагают, что в средневековой Москве существовали благоприятные условия для масштабных эпидемий чумы. Огромный город был застроен деревянными домами, среди которых преобладали мелкие лавки и лачуги, где царила грязь и антисанитария, способствовавшие распространению заразы.

Есть ли опасность?

Сегодня прежде чем вести раскопки или строительство на месте «чумных» и «холерных» кладбищ необходимо получить разрешение у санэпиднадзора. Недавно в Ленинском районе Московской области возникла ситуация, когда из-за необдуманных действий застройщика возникла угроза затопления Булатниковского кладбища, где расположены в том числе и «чумные» захоронения 1770-х годов. Местные депутаты всерьез обеспокоились.

Неужели возбудители чумных эпидемий прошлого до сих пор могут таить в себе угрозу? Некоторые специалисты говорят, что бактерии чумы живут не более 2-3 лет, и все они с точки зрения выноса инфекции безопасны. Другие утверждают, что даже под камнями и асфальтом, в местах где сохранились «чумные» могилы, споры этой страшной болезни могут таить опасность до 300 лет. Существует теория, что на старых чумных кладбищах возбудители в клетках с плотной оболочкой и сниженным обменом веществ могут жить в стадии резервации в ожидании благоприятного момента десятилетиями, а возможно и столетиями.

Эпидемиолог Михаил Супотницкий в своей книге «Черная смерть» пишет, что предполагаемый хозяин Yersinia pestis (чумной палочки) – одноклеточные почвенные животные, амебы. Со слов ученого, наличие в них паразитирующих чумных бацилл было доказано с помощью методов молекулярной диагностики. И в таких условиях возбудитель чумы продолжает поддерживаться неопределенно долго. Обнадеживает лишь то, что с 1979 года в России не было зафиксировано ни одного случая заболевания чумой.

Комментировать

Loading Posts...