Голод в Поволжье: кто на самом деле виноват | Сухарева башня
Загружаются новые записи...

Голод в Поволжье: кто на самом деле виноват

Голод в Поволжье, царивший в 1921-1922 годах, унес с собой порядка 5 миллионов жизней. Это было настоящее бедствие для молодой страны Советов. Тем не менее страшная ситуация оказалась кое-кому на руку — это, как ни странно, было советское правительство.

Предыстория

В 1918-1920 годах в Поволжье из-за продразверстки, организованной комитетами бедноты, начали нарастать волнения, выливавшиеся в народные восстания. Чапанная война, вспыхнувшая в марте 1919 года, охватила всю Симбирскую губернию – родину вождя пролетариата. Основная масса бунтовщиков состояла из так называемых середняков, то есть крестьян со средним уровнем доходов.

В феврале 1920 года в Закамье началось Вилочное восстание, оно же – восстание «Черного орла». Причина была та же – продразверстка. В селе Новая Елань комитетчики взяли в заложники 20 крестьян и не хотели отпускать их до тех пор, пока жители не соберут 5535 пудов (88 560 кг) зерна. Причем собранное зерно ссыпалось в одну кучу прямо на дворе. Крестьяне силой захватили амбар с заложниками и освободили их, при этом убив четверых работников продовольственного комитета. К восставшим примкнули новые силы, и уже 14 февраля, через неделю после этих событий, количество их достигло 40 тысяч.

Эти и другие восстания были подавлены, но новой власти нужно было укрепиться. Метод пряника, при котором людям раздали земли, которые сделают их богаче, не сработал. Многие отказывались отдавать зерно, скармливая его скоту или пуская на самогонку. При этом рабочему пролетариату тоже хотелось кушать, а продукты стали безумно дорогими. Да и золотовалютные резервы нужно было пополнять. Индустриализация была невозможна без серьезных государственных финансовых вливаний. Продразверстка стала тем самым методом кнута, который очень не понравился крестьянам. Для того чтобы держать народ в повиновении, требовалось укрепление силовых структур. Но откуда брать на это средства?

Казалось бы, возникла безвыходная ситуация: силы новой власти иссякали, деньги заканчивались, народ бунтовал, реформы стопорились. И тут на помощь пришла засуха.

Голод не тетка

Человек, который хочет есть, не будет тратить силы на борьбу за власть, землю или свободу. Голод в Поволжье был просто катастрофический. В 1920 году в этом регионе выпало мало осадков, а в 1921-м началась настоящая засуха. Некогда плодородные поля превратились в степи, на которых выживали лишь сорняки. О выращивании сельхозкультур речи не шло. Начались падеж скота и вымирание домашней птицы.

Казалось бы, всего один год продержаться… Но продразверстка забирала практически все, и засевать землю в новом году было нечем.

О том, как отбиралось зерно, говорят неумолимые цифры. С 1918-го по 1919 годы в Поволжье было заготовлено 1 767 780 тонн хлеба. Через год — 3 480 200 тонн, то есть почти в два раза больше. А с 1920-го по 1921-й — в год засухи — 6 011 730 тон. Эта мера позволила обеспечить хлебом армию и рабочих и одновременно усмирила крестьянскую воинственность. Трудно сопротивляться, когда хлеб, который подается на стол, испечен из желудей. Каждый день люди умирали десятками, то здесь, то там арестовывали целые семьи каннибалов.

Рождаемость упала до нуля, распространился тиф – вечный спутник нищеты и войн того времени — ведь у голодных людей не было сил стирать и мыться, не было денег на мыло.

Ленин отчетливо осознавал, насколько важным рычагом власти был хлеб. Об этом говорят его слова в статье «Удержат ли большевики государственную власть?»

Вождь пролетариата писал: «Хлебная монополия, хлебная карточка, всеобщая трудовая повинность являются в руках пролетарского государства, в руках полновластных советов самым могучим средством учета и контроля. Это средство контроля и принуждения к труду посильнее законов конвента и его гильотины». Статья была написана Лениным еще в 1917 году, то есть за четыре года до голода в Поволжье.

Следующим шагом, который окончательно одновременно с голодом поасил пыл крестьянских бунтов в 20-х годах, стало введение продовольственного налога – части новой экономической политики (НЭП). В этом налоге учитывалось количество членов семьи и, что очень важно, вес собранного урожая. Такое послабление в сочетании с высоким урожаем 1923 года подготовило прекрасную почву для реформаторства. Период военного коммунизма прошел, и наступила пора НЭПа.

Борьба с верой Церковь во все времена

была сильнейшим соперником в борьбе за власть над умами народа. Наступление на власть религии начало еще Временное правительство в 1917 году, а затем продолжило новое руководство страны, утвердив в январе 1918 года «Декрет об отделении Церкви от государства и школы от Церкви». И окончательно практически без сопротивления победить этого противника новой власти помог именно голод.

Но борьба за власть не была единственной причиной такого наступления на религию. Церковные богатства – вот то, что было необходимо для поддержания на плаву тонущей экономики молодой страны.

Поначалу правительство не решалось браться всерьез за такого сильного противника. В секретной директиве ЦК партии, которая была направлена в месткомы в сентябре 1921 года, говорилось: «Переживаемый период меньше всего является удобным для выдвижения на первый план антирелигиозной борьбы». Ведь православное духовенство разрешило сбор пожертвований в помощь голодающим.

Однако деньги нужны были срочно, и уже спустя год вышло постановление президиума ВЦИК «О ликвидации церковного имущества». Изможденный народ все же пытался протестовать. В Шуе верующие хотели помешать представителям власти реквизировать церковное добро. Манифестантов остановили пулеметным огнем. Это событие стало поводом для окончательной расправы над духовенством старой формации и его сторонников.

Ленин отправил Молотову письмо для членов Политбюро, в котором говорилось: «Именно теперь и только теперь, когда в голодных местностях едят людей и на дорогах валяются сотни, если не тысячи трупов, мы можем (и поэтому должны) провести изъятие церковных ценностей с самой бешеной и беспощадной энергией, не останавливаясь перед подавлением какого угодно сопротивления. Чем большее число представителей реакционной буржуазии и реакционного духовенства удастся нам по этому поводу расстрелять, тем лучше».

Постановление об изъятии ценностей было принято в январе 1922 года, а уже в первой декаде июля были реквизированы 21 пуд 9 фунтов золота (почти 340 кг); 17 961 пуд 11 фунтов; бриллиантов и алмазов — 23 706 штук массой более 1200 каратов; жемчуга более 3800 штук, драгоценных камней в количестве 43 711 штук и денег — 870 золотых монет и 12 422 серебряных рублей. В общей сложности это богатство оценивалось в 4,5 миллиона рублей.

Но голодающему Поволжью досталось меньше четверти от всей суммы. Тогда же, в 1922 году, возобновился экспорт зерна. Под шумок за год была арестована почти половина церковного руководства. Казна страны пополнялась. Один из главных противников нового строя – Церковь – был практически обезглавлен, народ стал смирным. И всему этому способствовал голод, который в умелых руках партийцев превратился в страшное оружие.

Комментировать

Loading Posts...