Леопольд фон Захер-Мазох: почему его именем назвали мазохизм | Сухарева башня
Загружаются новые записи...

Леопольд фон Захер-Мазох: почему его именем назвали мазохизм

Леопольд Захер-Мазох родился в немецкой аристократической семье во Львове, который в тот период принадлежал Австрии и носил название Лемберг. Этот город был настоящим перекрёстком культур, что сильно повлияло на формирование личности будущего писателя. Кормилицей и няней маленького Леопольда была украинская крестьянка, она познакомила ребёнка с народными сказками: впоследствии они стали фоном многих литературных произведений Мазоха. Город был мозаичен в плане религии: здесь процветали иудаизм, католичество, православие, а также секта хлыстов. Эта секта специализировалась на бичевании и подчёркнутом отказе от сексуальных отношений ради «чистоты».

Все эти источники не только послужили в будущем основой для литературных произведений, но и изрядно запутали его собственную жизнь. Творчество фон Захер-Мазоха известно благодаря сюжетам, в которых эротика переплетена с жестокостью. Герои книг – красивые, очень привлекательные люди; женщина доминирует над мужчиной и всячески над ним издевается вплоть до убийства. А мужчина получает от таких отношений сексуальное удовольствие.

Источники таких наклонностей

Идея таких отношений была заложена ещё в то время, когда Леопольд был впечатлительным ребёнком. Вместе с его семьёй проживала замужняя тётя Ксенобия — очень красивая и столь же неукротимая дама. Юный Леопольд любил затевать с сёстрами игру в прятки, чтобы иметь возможность затаиться в спальне красивой тётки, которая приводила туда любовников. Таким образом мальчик однажды стал свидетелем семейного сражения, когда вслед за любовником ворвался тётин муж с двумя друзьями, но львовская Брунгильда отколотила и выгнала всех троих, после чего досталось и вылезшему из укрытия племяннику. Не имея возможности иначе привлечь внимание столь блестящей красавицы, Леопольд провоцировал её на тумаки и потом смаковал их в тишине и одиночестве.

Эти детские фантазии впоследствии получили развитие после знакомства с сектой хлыстов, где способом божественного поклонения было бичевание. Мазох настолько проникся этой темой, что во время эпидемии холеры настоятельно рекомендовал избиение больных как способ излечения.

Леопольд фон Мазох успешно учился в университете, изучая юриспруденцию, историю и математику. В 19 лет он стал доктором права и получил работу в университете города Грац в Австрии. Однако пылкое воображение уводило молодого автора далеко от точных наук, которыми он занимался. Мазох занялся писательской деятельностью, пробуя себя в разных жанрах, от исторических романов до пьес и фельетонов. Знакомство с творчеством Тургенева и Гоголя оказалось близким к его собственным наклонностям, юноша принялся развивать их темы с уклоном в сексуальные отношения, где лидировала прекрасная и деспотичная женщина, одетая в дорогие меха. Эта тематика сильно приближена к идее русского сектантства. Во главе секты хлыстов находится женщина – «богородица», чрезвычайно надменная, жестокая, красивая и «позволяющая» своим любовникам дарить ей дорогие вещи. Неизвестно, принадлежал ли Мазох к этой секте, но он хорошо знал её уклад. При том, что секта позиционировалась как концентрация чистоты и невинности, а рядовых членов склоняли даже к кастрации с целью максимального приближения к безгрешности, в ней процветала распущенность. Но Мазоха эта нестыковка нимало не смущает – наоборот, возбуждает. В результате гибридизации собственных сексуальных фантазий с хлыстовщиной его произведения приобрели характер психолого-эротического триллера. Героем его книги «Мардона» является красивый и даже образованный крестьянин Сабадил, ставший на время избранником «богородицы». Эта женщина, Мардона, ведёт себя как развратная патрицианка Древнего Рима, ссылаясь в качестве оправдания на снизошедший на неё «божий дух». В результате Сабадил тоже начал ей изменять с двумя легкомысленными юными сектантками Софией и Нимфодорой, одна из которых является также любовницей Мардоны. Узнав об этом, жестокая женщина устраивает показательно-ритуальную казнь Сабадила, заставив Софию и Нимфодору прибить его к кресту. Сама Мардона приканчивает изменника, забив ему гвоздь в сердце. Предсмертные слова Сабадила венчают фантазии автора: «Сладко, ох как сладко».

Как реакция читателей отразилась на жизни автора

Неудивительно, что после выхода в свет подобных произведений их автором заинтересовались читатели с аналогичными наклонностями. Одной из его рьяных поклонниц стала Аврора фон Рюмслин. Она воплотила в себе версию хлыстовской «богородицы», обеспечив писателю эмоциональное и физическое насилие, которое его так возбуждало. Как и полагалось героине его книг — помимо жестокости, она питала непомерную страсть к дорогим мехам и драгоценностям, была очень надменной и обожала блистать в свете. Имея завышенную самооценку, Аврора тоже захотела литературной славы и строчила низкопробные творения, подписываясь уже известной фамилией своего мужа. Брак распался, когда Аврора вытянула из Леопольда все деньги.

Вторично фон Захер-Мазох женился на гувернантке своих детей, которая была на 20 лет моложе его. Этот брак тоже был неудачным.

Появление термина «мазохизм» и последователи в литературе

После ряда книг жанра «Мардоны» тема сексуального удовольствия, получаемого мужчиной от жестокого женского обращения, стала проявляться и в исторических трудах Захер-Мазоха, вызывая недоумение читателей. В 1886 году венский психолог Рихард фон Крафт-Эбинг выделил эту склонность в отдельную сексуальную патологию и назвал её именем Мазоха: мазохизм.

Последователями творчества фон Захер-Мазоха стали русские писатели Андрей Белый и Александр Блок. Роман Белого «Серебряный голубь» также опирается на сексуально-сектантские фантазии. Причём этот писатель состоял в секте хлыстов и знал, чем они там на самом деле занимаются, однако книга по тематике приближена к версии Мазоха: удовольствие от символического убийства и кастрации.

Андрей Белый находился в близких отношениях с Менделеевой-Блок. Александр Блок сам с ней не жил, храня «чистоту» их отношений и предпочитая проституток. Но этим писателям повезло меньше чем Мазоху, в том смысле что их именем никакое сексуальное отклонение не назвали.

Комментировать

Loading Posts...