Ограбление Госбанка в 1977 году: как это было | Сухарева башня
Загружаются новые записи...

Ограбление Госбанка в 1977 году: как это было

В 1977 году в Ереванском Госбанке произошло одно из крупнейших ограблений советского периода. Утром 8 августа служащие пришли в хранилище и обнаружили в потолке дыру диаметром 34 см. Какой грабитель умудрился протиснуться в такое отверстие, было не очень понятно. Тем не менее, из хранилища исчезла просто запредельная сумма — более 1,5 млн. советских рублей.

Интересное стечение обстоятельств

Следственные органы столкнулись в тот памятный день с абсолютно новым по советским меркам масштабом преступления. Из улик в наличии была только дыра в потолке, в которую не смог бы пролезть и ребенок. Огромная часть украденной суммы являлась недавно выпущенными купюрами серии «АИ» по 100 рублей. В оборот они еще не поступали, поэтому в некотором роде являлись «мечеными». На это милиция и собиралась сделать основную ставку.
Ворам требовалась серьезная организация, чтобы сначала украсть полтора миллиона, а затем и «отмыть» такую прорву денег. Следователи подозревали, что ограбление провернула хорошо организованная банда, почти как в американских фильмах про гангстеров.

Криминальные таланты

«Банда гангстеров» в советском исполнении состояла всего из 2 человек. Ими оказались братья Калачяны, Феликс и Николай. Первый родился и вырос в Ленинакане. Жить он планировал честно, но после женитьбы и рождения детей понял, что упорным трудом семью не прокормит. Постоянно приходилось занимать десятку-другую, чтобы «дотянуть» до зарплаты.
В отличие от двоюродного брата, Николай рано понял, что «правильный советский образ жизни» — не для него. Парень познакомился с нуждой в раннем детстве. В семье тяжело болел главный кормилец, и все заработанное уходило на его лечение. Решить проблему помогли цыгане. Николай прибился к табору, научился воровать, позднее стал продавать наркотики.
Когда именно у него созрел план ограбления главного банка республики, точно не известно. Николай сразу смекнул, что ему нужен ловкий и сговорчивый подельник. Лучшей кандидатуры, чем Феликс, и не придумаешь. Тот был гимнастом, мастером спорта, сильным и хорошо тренированным человеком.
Договориться братьям поначалу было трудно. Для Феликса Калачяна сама мысль об ограблении казалась дикой, но Николаю удалось переубедить своего совестливого брата. Последним аргументом стала отчаянно нуждавшаяся семья Феликса. Николай в преступном тандеме играл роль «мозгового центра»: он планировал и просчитывал. Феликс был исполнителем, выносливым «телом», способным справиться с любой задачей.
Дебютное ограбление магазина промтоваров прошло без сложностей. Братья залезли в прилегающее к нему помещение и аккуратно разобрали небольшой участок стены. Феликс ловко проник в получившееся отверстие и вынес магнитофоны. Через пару дней ворованная техника ушла на «черный» рынок, улучшив материальное положение Калачянов на 15 тысяч рублей.
Удачливых воров даже искать не стали. Магнитофоны оказались «левым» товаром. Администрация магазина просто закрыла глаза на пропажу, чтобы не оказаться вместе с грабителями на скамье подсудимых. В советское время любые предпринимательские потуги наказывались так же сурово, как измена Родине.

Ограбление века

Мысль об ограблении главного банка Армянской ССР Николаю подсказал приятель Завен Багдасарян. Последний работал в комиссии, которая производила пересчет полученных купюр. Багдасарян знал, что в хранилище деньги не закрываются, а лежат стопками прямо на полках. От него же Калачян узнал об имеющихся в наличии суммах, плане помещений и порядке работы банковской охраны.
Получив эту информацию, Николай на протяжении 5 месяцев планировал детали дела. Схему грабежа братья собирались использовать прежнюю. Необходимо было попасть в соседнее помещение, проделать лаз внутрь хранилища и вынести через дыру наличные.
Первый казус случился за неделю до запланированной даты. Николай угодил в аварию и был вынужден руководить ограблением прямо с больничной койки. Накануне вечером Феликс забрался в смежное с банком помещение, но слишком толстая стена не позволила осуществить первоначальный замысел. Грабитель не растерялся, поднялся на крышу и уже оттуда через широко распахнутое окно проник в комнату отдыха.
Позднее следователи выяснили, что там шел ремонт и решетку с окошка временно сняли. После покраски днем комнату проветривали. Завхоз проявил халатность и забыл закрыть окно на ночь. Феликс забрался в доступное всем ветрам помещение и быстро проделал дыру в полу. Купюры сложил в большую спортивную сумку, которая в итоге стала весить около 30 кг. С этим грузом Феликс вылез наружу тем же путем, которым и забирался в банк.
Несколько часов работы — и Калачяна след простыл. Позднее, когда вор был арестован, ему предложили повторить трюк с проникновением в такое крошечное отверстие. На следственном эксперименте Феликс еле справился с этим заданием, но во время настоящего ограбления ему все давалось легко из-за постоянно присутствующего чувства опасности.

«Большая стирка»

У американских гангстеров для «отмывания» наворованных денег имелась сеть прачечных. Братья Калачяны решили съездить для этой цели в столицу. Николай был близко знаком с москвичкой Людмилой Аксеновой. «Мозговой центр» армянской банды придумал историю с женитьбой, чтобы Аксенова и ее брат помогли легализовать ворованные деньги. «Невесте» Николай рассказал сказку о крупном карточном выигрыше, который по понятным причинам нельзя было «светить» перед властями.
Владимир Кузнецов — брат Аксеновой — по поручению Николая явился в одну из московских сберкасс, чтобы купить облигации госзайма. Когда в окошке кассы появилась стопка сторублевок на сумму 3 тысячи, кассирша удалилась в соседнее помещение за дополнительными облигациями. Кузнецову такие действия показались подозрительными. Он запаниковал, оставил наличные и сбежал.
Вернувшись в кассу, женщина была озадачена странной картиной произошедшего и решила перепроверить номера купюр. Интуиция ее не подвела. На столе лежали как раз те самые сторублевки, которые были украдены в Госбанке. Работники сберкасс были о них предупреждены.
Кассирша сообщила об инциденте в милицию и помогла составить фоторобот подозреваемого. Странного покупателя облигаций и его сестру нашли очень быстро. Так от паникёра Кузнецова ниточка потянулась к Калачянам. Братья были арестованы через год после ограбления, в июне 1978 года.
Ереванские грабители были приговорены к расстрелу. За Николая и Феликса — у которого к тому же было двое маленьких детей — заступился председатель Президиума Армянской ССР. Помилование опоздало всего на сутки. Организаторы самого масштабного ограбления советского банка были расстреляны. У терпящих нужду родных Феликса конфисковали последнее имущество.

Комментировать

Loading Posts...